Евгению Плющенко: «Выиграть пару раз и – убежать?!»

фoтo: Нaтaлия Губeрнaтoрoвa

«Звeздную бoлeзнь я, кoнeчнo, пoймaл. Кoгдa я в пятнaдцaть лeт стaл трeтьим нa чeмпиoнaтe мирa. И я мoг eгo выигрaть, нo пeрeгoрeл. Taм твoрилoсь чтo-тo нeрeaльнoe — прeссa зaбылa прo двe ступeньки, всe брoсились кo мнe: «Ты в пятнaдцaть лeт и тaкoe вытвoряeшь!». И тут я рaспрaвил крылья: «O! Тaк я звeздa вoсxoдящaя!». Да, я проходил это. Мама меня вернула на землю. Жизнь заставила вырасти раньше, поэтому в пятнадцать лет я был все-таки старше и умнее ровесников. И в спорте бывают подъемы, бывают спады. Но есть баланс… В спорте нельзя идти: тюк-тюк-тюк, по возрастающей все время».

Перед Олимпийскими играми в Сочи, четвертыми в карьере, он сказал: «Хочу выступить и войти в историю в качестве неплохого фигуриста, сумевшего сделать что-то для фигурного катания. И хочу донести до молодых, которые хотят выиграть пару раз и убежать, наоборот – продолжайте. Потому что фигурное катание еще, можно сказать, не изучено до конца».

Изучили ли мы ли до конца Евгения Плющенко?

Чего уж там — за его длиннющую и фантастическую карьеру временами уже казалось, что его слишком много. Потом он уходил. И все начинали ждать возвращения. Он, может, и пытался реально уйти, то есть совсем. Но лед, высвечивая пустоту, снова

притягивал: Женя, тут же нет соперников, которых ты и сейчас не можешь победить…

Карьера без конца. Страстная, взрывная, имеющая море поклонников. Завистников или недругов – само собой. А у кого их нет?

«Никогда не говори «никогда» и «невозможное возможно» – это ведь про него. Его жизнь. Про его жизнь, в которой рядом всегда был тренер Алексей Николаевич Мишин. Как-то в один из отходов Плющенко от соревнований Мишин признался: «Я сейчас скинул с себя тяжелый рюкзак». Затем – уточнил: «рюкзак, полный тренерского счастья».

«Люди, окружающие Плющенко, делятся на две группы, — так сформулировал секрет успеха Евгения Плющенко его наставник. — Одна, большая, уважает его трудолюбие и талант. А другая, маленькая, относится к его успехам с ревностью. Многие успешные люди в глазах людей менее успешных вызывают это низменное чувство. Оно и выражается в вопросе: зачем возвращаться, если у человека все есть – медали, деньги, квартиры машины, дети, жена? А зачем Леониду Жаботинскому понадобилось идти на очередные Игры после травмы и операции, уже имея высший олимпийский титул? А Юрию Власову, зачем было поднимать 500 кг? Ведь и у него на тот момент уже было все? Зачем Бобу Бимону прыгать на 8 м 90 см или Луи Пастеру прививать себе заразу, и потом смотреть, что из этого выйдет? Зачем Ирине Родниной, имеющей олимпийское «золото», рожать и опять идти на эшафот? Евгений Плющенко тоже из разряда людей, открывающих окно в неведомое. В современном спорте в четвертый раз пойти на олимпийское ристалище — это и есть неведомое. Конечно, у обыкновенного человека этот шаг спортсмена и рождает вопрос «зачем»?

Евгений Плющенко, конечно, приучил нас к победам в мужском катании. Он привил нам «заразу чемпионства». Мы теперь в ностальгии по тем временам.

К ожиданию – тоже приучил. «Лед – это мое», — часто говорил Плющенко. И не просто говорил, доказывал. Выигрывал, отходил в

сторону, снова выигрывал… «Я знаю, что делаю что-то новое, и сам не знаю, что из этого получится».

В медальном выражении получилось четыре олимпийских пьедестала. Два золота, два серебра. Вообще-то – офигеть можно, подберем самое деликатное слово.

Ванкувер-2010 станет занозой в сердце. Он уверен, что выиграл. И знает, что проиграл. «Американец Эван Лайсачек заявил, что победит Плющенко в Ванкувере одними перемещениями от элемента к элементу. И ведь победил. Но это был заход в аппендикс, что международное сообщество фигуристов вскоре и признало, — проанализирует профессор Мишин. — Сейчас мужское фигурное катание из тупика выходит, и те, кто яростно выступал против многооборотных прыжков, спешно осваивают четверные. Вот вам и виток спирали».

Сколько витков спирали мирового фигурного катания на совести олимпийского чемпиона Евгения Плющенко?

Домашние игры – это, конечно, сильный магнит. Но если бы не ванкуверская заноза, и если бы кто-то из молодых вовремя и решительно пришел на смену, может, Сочи-2014 Евгения и не увидели бы на льду. Выбора не было. Он снова ввязался в драку. И в командном турнире сказал свое весомое слово.

«Почувствовал сильную боль справа в спине и очень тяжелую тянущуюся ногу… Конечно, я очень расстроен, — рассказывал Плющенко после снятия с личной части турнира. — Потому что весь год готовился после сложнейшей операции и шел на оба соревнования. И на командные и на индивидуальные. И мне хотелось закончить карьеру на высоте, на хорошем уровне. Но, видимо, Господь сказал: Женя, надо закончить, достаточно этих потрясений и испытаний. Видимо, меня можно остановить только так».

Путь фигуриста уровня Плющенко – путь воина. Повторить его не дано никому. Он остановился после Сочи. И пошел дальше. Шоу, собственная академия, тренерство…

Да, сегодня Евгений – уже и тренер тоже. В ученицах — Аделина Сотникова, первая российская олимпийская чемпионка. Может быть, из ее возвращения на лед ничего и н получится – никто сейчас руку на отсечение ни «за», ни «против» не даст. Но Плющенко снова ввязывается в драку. Теперь – за бортиком. Он – начинающий тренер. У него есть возможности, знания, амбиции. И собственный гигантский опыт. Если оставит его при себе, будет не прав.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.